Декларация и Манифест студии

foto1
foto1
foto1
foto1
foto1

Будинок учителя

Вінницький обласний

ДЕКЛАРАЦИЯ

Декларация (фр. declaration — заявление)нормативно-правовой торжественный акт, формулирующий согласованные между «ИГРОКАМИ» общие принципы и цели, имеющий особо важное значение для творческих судеб «ИГРОКОВ» и художественно-эстетической позиции театральной школы-студии «ИгЪра» в целом.)
                     «ИГРОКИ» констатируют - умирает актёрство… 
  Печально наблюдать, как замечательные традиции великой русской актёрской школы, признанной во всём мире, методично и настойчиво вымываются из нашего театра и кино, под воздействием жестокого, продажного, конвейерного проката, когда телесериал снимается по серии в день, когда на антрепризный спектакль уходит всего лишь месяц, а то и меньше! Из театра ушли и игра, и атмосфера, и подтекст, и второй план, и характеры, и жизнь человеческого духа, то есть то, из-за чего приходит зритель в театр.
И как это часто бывает, больные отрицают свою болезнь. У меня, лжет больной, прекрасная актерская школа. («Было, да сплыло!» — говорят «ИГРОКИ», чтобы не врать друг другу и самим себе.) Многие, прости Господи, голливудские актеры ближе к заветам Станиславского, чем наши так называемые звезды. Почему этот всенародно любимый так хлопочет лицом? А почему другой наш великий артист лет пятнадцать на штампах работает — два притопа, три прихлопа? А почему артисты говорят со сцены так медленно, будто их кто-то душит, и такими голосами, каких в жизни никогда не услышишь? Почему они так кривляются и кричат, так заискивают перед публикой? Почему актерская ложь льется рекой с театральных подмостков? Почему исчезла подлинная логика элементарных бессловесных и словесных физических действий на сцене?

  Сейчас великая «система» Станиславского все более активно пересматривается и переоценивается. Выдвигаются новые методы воспитания актера и новые принципы режиссуры. Станиславский (в который раз?) объявляется устаревшим! «ИГРОКИ» же считают, что методология Станиславского — вечная, что она действительна для всех типов и направлений театра, что переживание, абсурд, условность и игровой театр в равной мере подчинены закону органического существования актера на сцене, что современной режиссуре необходимо обладать «чувством органики процесса». «Метод действенного анализа», «метод физических действий» остаются для «ИГРОКОВ» главными инструментами конструирования спектакля. Мыслить действенно — творческий девиз «ИГРОКОВ»
  Современный театр, сделавший Станиславского своим идолом, на самом деле очень далёк от Станиславского и его системы (о настоящем Станиславском подробно рассказывает А. Смелянский в своих ТВ передачах). Неслучайно в сегодняшнем театре всё большее значение приобретает сценография, трюк, музыкальное оформление, чтобы прикрыть и украсить однообразную речь актёров и отсутствие воображения, фантазии. А, собственно на долю "действия", правдивого человеческого поведения очень мало остается места в спектакле. 
Да и само представление о процессе "действия" у современного актера очень упрощённое! Много кричат или шепчут на сцене, играют слова, а не то, что за ними кроется. И зритель, который думает, что это и есть настоящий театр или навсегда получает прививку отвращения от него или радуется самой банальной радостью - от встречи с любимым актёром вживую или просто наблюдает за сюжетом пьесы, который мало читающему поколению почти всегда неизвестен. Вот зритель современного тетра сидит и "балдеет", что любимый актёр тут перед ним трудится, а режиссёр так много всего напридумывал эффектного - только вздрагивай. А где живой человек? Где персонаж, за поведением которого, за жизнью которого на сцене наблюдать интересно? Где «жизнь человеческого духа»? Таких работ столь мало, что можно по пальцам пересчитать.
Диагноз неутешителен. 
  И прогноз неутешителен. Болезнь развивается. Молодые люди не ходят в театр. Модные журналы и радиостанции не ведут театральных обзоров. Телеканалы не держат театральных передач — рейтинга не будет. Надо признать, что они правы. Рынок говорит правду: такой театр не нужен людям. Если завтра закроют все театры, в нашей жизни ничего не изменится. Современная индустрия развлечений предлагает куда более эффективные способы развлечься. Клубы, мюзиклы, рестораны, голливудские блокбастеры в современно оборудованных кинотеатрах, видео, компьютеры, кабельное телевидение…
  Концепция «Большого театрального праздника», «Волшебства театра», где людям делают красиво и приятно, где на сцене хоть и нельзя ругаться матом, но можно как угодно искажать великие классические пьесы, меняя пол, возраст, характеры героев и идеи авторов, уже приносит свои плоды. Те, кто хочет развлекаться, ушли в более качественные и технологичные места, а те, кто взыскует чего-то другого, пошли на выставки актуального искусства, артхаусные фильмы, домой, в конце концов, - читать последние новинки интеллектуальной литературы. В театре сегодня женщины за сорок с подругами, случайная публика, совершающая Ритуальный Культурный Жест. Про насильно загнанную в театры публику и говорить не хочется!
  Производство на телевидение, в кино, на эстраде и в театре низкосортной продукции, приносящей быстрые прибыли, повлияло на уровень мастерства актёров. Теперь, даже театральные режиссеры от актера не требуют творческой импровизации, вдохновения, острейшей и глубокой восприимчивости в процессе спектакля, живой реакции, а больше всего требуют точного исполнения режиссерского рисунка и формы. Актер перестал быть творцом, а его профессия - по-настоящему престижной. Театры и экраны телевизоров и кинотеатров заполнили ремесленники - талантливые, но ремесленники. Имитаторы «переживания» на сцене. К этому можно прибавить выгодных для продюсеров низко оплачиваемых дилетантов, протеже богатых бизнесменов и чиновников, членов различных кланов и семей. Но это лишь малая часть проблемы.
  «Театром» теперь называют развлекательное зрелище со спецэффектами и зычными актерскими голосами. За «режиссуру» держат умение разводить мизансцены и искажать классический текст посредством метафор. Одним словом, то, что лежит на поверхности и пользуется наибольшим потребительским успехом. А это уже не театр – это шоу-индустрия, у которой другие законы.
  Когда вы наблюдаете за людьми, которые поступают низменно, у вас возникает чувство превосходства. Например, в «Дом-2» и подобных передачах участники специально ведут себя так, чтобы подыграть животным чувствам зрителей. У современной шоу-индустрии есть два беспроигрышных способа успешного получения дохода. Первый – потакать инстинкту продолжения рода, то есть разнообразить сексуальную тематику. Второй способ – угождать инстинкту самосохранения. Когда кого-то убивают, над кем-то издеваются, а вы в это время живы и здоровы, у вас непроизвольно вспыхивает положительная эмоция – радость выживания. В результате нынешние шоу всё масштабнее разжигают в нас инстинкты, всё дальше уводя от Любви и Веры. 
  Сериалы, в которых герои ведут себя как умственно отсталые люди, тоже вызывают у нас ощущение собственной значимости, превосходства и радуют наши инстинкты. Постоянный смех за кадром провоцирует нас на насмешку над другими и также пробуждает животное удовольствие. Чем тупее герой, тем умнее на его фоне зритель.
В принципе, так и выглядит разложение души в угоду инстинктам. Законы бизнеса просты – нужно выгоднее и скорее продать товар. Чем быстрее разлагается душа, тем больше прибыль у хозяина товара.
  «ИГРОКИ» считают, что в отличие от шоу-бизнеса, настоящее искусство призвано удовлетворять потребности души. Оно должно учить людей, как перестать быть рабами, как победить зависимость от инстинктов, как выйти из животного состояния. Поскольку в современном мире, наряду с утратой веры, любви и нравственности, ширится служение мамоне, искусство практически перестало существовать, его место занял шоу-бизнес. «Дом-2» и подобные передачи ведут к разложению души. Но, несмотря на то, что весь народ против, подкупленные шоу-бизнесом государственные чиновники упорно не хотят что-либо менять. Это одна из бед постсоветского пространства – беспомощность народа перед безнравственной властью.
  Чем это грозит нынешней цивилизации - понятно каждому. После разложения души распад физического тела – это вопрос времени.
  А ведь театральная условность предполагает не только маски и кривляние, но и воплощение самых радикальных текстов, воспроизведение самых безусловных сторон жизни. Просто нужно уметь пользоваться театром как инструментом. Театр как актуальное искусство, обнажающее себя до предела и говорящее с современником на языке современника, — вещь тем более не новая. Вопрос в том, как это открытие прошлого привить театру сегодняшнему. Вопрос — в человеческих ресурсах, в готовности отказаться от легких путей. 
 Возврат к великой русской театральной школе, на базе «системы», вернее, «методологии» К.С. Станиславского, как оказалось, не есть лёгкий путь. «ИГРОКИ» испытывают это на себе на каждом занятии и репетиции!
  А современный театр, будто бы, боится узнать почему у него что-то получается хорошо, а что-то совсем не получается. Современный театр делает вид будто бы, не понимает - зачем театру нужно укорачивать время, отведённое на постановку спектакля, за счёт исключения длинных разговоров о "действии" и чувстве, заменив их на тренировку и пробы самого этого "действия", зачем актеру необходимо понимать, чем отличается одно "действие" от другого, и почему пьеса может быть сыграна одними и теми же актерами в разных вариантах.
Почему театр является одним из древнейших видов искусства? По мнению «игроков», дело в том, что человек, находящийся на сцене, одновременно должен испытывать два различных, иногда даже противоположных чувства.
Первое чувство – то, которое лежит в основе любого спектакля, жизни и самой Вселенной. Это ЛЮБОВЬ. Это чувство должен испытывать каждый актёр, играющий свою роль в спектакле. Второе чувство связано с конкретной ситуацией и зависит от неё. Это может быть радость, это может быть боль, иногда это счастье, иногда – трагическая скорбь.
  Древние греки любили именно трагедии, потому что в трагедии любовь не смешивается с радостью и не срастается с ней. А если актёр забывал о любви и плакал натуральными слезами, его забрасывали гнилыми фруктами и тухлыми яйцами, чтобы он вспомнил о том, что мир диалектичен, что в любви присутствуют и счастье, и несчастье, что одно наше чувство должно быть обращено к Богу, а другое – одновременно к этому миру.
  «ИГРОКИ» уверены - в конце спектакля должен быть КАТАРСИС. На протяжении всего действия пьесы добро и зло борются между собой, а в конце должна победить ЛЮБОВЬ. Не добро, не справедливость, а именно ЛЮБОВЬ, которая позволяет увидеть единство всего мира и понять, что зло – это лишь нехватка любви и добра.
  Наша жизнь – это театр. На протяжении нашей жизни мы участвуем во множестве разнообразных спектаклей. В конце каждого спектакля мы должны испытывать КАТАРСИС. Любовь должна вырваться наружу, свидетельствуя о том, что всё едино, что внутри мир всегда прекрасен и всё происходящее – это возможность ощутить ЛЮБОВЬ.
  Жизнь – это театр, как говорили мудрые люди. А театр – это игра в жизнь, и смысл этой игры в том, чтобы после пересмотра спектакля обрести просветление. Древние греки называли это КАТАРСИСОМ.
  Что такое КАТАРСИС? Это состояние человека, который понимает, что любовь первична, а всё остальное – вторично. Тогда можно отстраниться от вторичного, то есть от жизни и суеты, и понять, что главным условием этой игры является Любовь.
  Мы рождаемся с памятью о высших планах, в которых пребывала наша душа, и в спектакле, именуемом «жизнь», мы живём в двух логиках. Наше истинное «я» - это актёр, который счастлив оттого, что получил роль. А внешнее наше «я» - это персонаж, который радуется или страдает в зависимости от предлагаемых обстоятельств.
  Истинное искусство заключается в том, чтобы максимально достоверно играть свою роль, но при этом, ни на секунду не забывать о том, что ты актёр и твой персонаж через некоторое время должен будет уйти со сцены. Какую бы роль ни определил для тебя режиссёр, в душе всегда должны быть Любовь и Радость. Самое трудное в актерской профессии - исполнить авторские ремарки: «… выходит на сцену…» и «… уходит со сцены…», потому что это надо делать с Радостью и Любовью!


МАНИФЕСТ

  (Манифест – письменное обращение, воззвание, изложение положений и позиций программного характера).
  Нас, «ИГРОКОВ», иногда пугает сегодняшний театр как раз тем, что делающие его люди как будто не задумываются, насколько серьёзно, опасно и ответственно дело, за которое они взялись. «Игроки» не знают, может ли музыка устать от музыки, а мрамор от мрамора, а краски от красок. Но театр – искусство, которое легко может напророчить свой собственный конец, возненавидеть собственные достоинства, возлюбить пороки, торжественно проводить себя на кладбище и сказать надгробную речь над своими останками.
  Для того, чтобы этого не произошло «ИГРОКИ» предлагают следующие творческие идеи, ориентации и позиции (точки зрения):
Космогоническая позиция
Эстетическая позиция
Эзотерическая позиция
Этическая позиция

Космогоническая позиция «ИГРОКОВ»:

 

  -«ИГРОКИ» считают, что любой процесс во Вселенной повторяет весь цикл ее развития. Сначала Божественный импульс любви нес в себе то, что мы называем информацией, энергией, временем, пространством и веществом. Сначала возникло информационное зерно. Время стало раскрываться, разделяясь на причину и следствие. Появилось движение, энергия. Чем больше разница во времени между причиной и следствием, тем больше энергии, движения, новых форм развития. Таким образом, в основе любого процесса лежит информационное зерно, определяющее ход событий.
  -«ИГРОКИ» пришли к выводу, что жизнь моделирует историю Вселенной, а любой спектакль моделирует жизнь. Станиславский ввел такое понятие, как зерно роли. Что бы ни делал персонаж, каким бы разнообразным ни было его поведение, в основе всегда лежит главный мотив, главный образ всех его действий. В каждом спектакле должна присутствовать кульминация, то есть сцена, в которой проясняется весь смысл происходящих событий. Сцена, в которой время сжимается в точку, то есть опять превращается в зерно.
  -«ИГРОКИ» утверждают, что все события нашей жизни связаны воедино незримой нитью. Хотим мы того или нет, нравится нам это или нет, но все наши действия, слова и поступки определяются несколькими главными мотивами. А они, в свою очередь, исходят из ЕДИНОГО ВНУТРЕННЕГО ОБРАЗА, в котором заложено наше мировоззрение. Это наша система ценностей, иерархия всех наших целей, отношение к другим и к себе. Этот главный образ наслаивается на два других образа, называемых инстинктами (самосохранение и размножение), и все они должны слиться в ЕДИНОЕ ЗЕРНО. Этот единый внутренний образ мы называем ЛИЧНОСТЬЮ. В ней кроются эмоциональные модели нашего поведения, духовный взгляд на мир и все наши будущие поступки тоже.
  -«ИГРОКИ» уверены, что любой наш поступок исходит из внутреннего образа, в котором подсознательное устремление соединяется с сознательным. Чем больше информационная плотность образа, тем легче человеку-актеру ориентироваться в окружающем мире и выживать в жизни реальной и в жизни сценической.

 

Эстетическая позиция «ИГРОКОВ»:

  -«ИГРОКИ» в своих студийно-лабораторных исследованиях постепенно отдалились от понимания театра, исследующего отношения актера с его ролью, двигаясь в сторону театра, основанного на игре актера с текстом и на импровизации внутри жесткой структуры текста (Николай Демидов, и его «искусство жить на сцене», «спонтанные предлагаемые обстоятельства»). К эмоциональному переживанию и психологическому исследованию действия (К.С. Станиславский, и его «подлинность логики физических действий) добавилось внимание к значению слова (Петр Ершов, и его «опорные словесные действия» и «борьба»). 
  -«ИГРОКИ» инвертируют теорию Станиславского, развивая его методы, приспосабливая их к театру, вобравшему в себя культурные концепции конца ХХ – начала ХХІ веков. Эмоциональные мотивировки поведения персонажа совмещаются с философским содержанием его речей. 
  -Если в начале ХХ века историки театра противопоставляли театр переживания театру представления, то «ИГРОКИ» различают театр игрового реализма и театр психологического реализма, одновременно пытаясь объединить их эстетические позиции и наработки. 
  Основоположником психологического театра как новой системы театральной практики признан К.Станиславский с его стремлением к реалистической достоверности актерских работ – в частности, им введено понятие «четвертой стены». К системе психологического театра относятся и введенные им понятия «подтекста» и «сверхзадачи», «сквозного действия», дающие актеру небывалые возможности нюансировки характеров. На этих эстетических принципах Станиславским был построен МХТ и его система обучения и воспитания актера.

  В то время как психологический театр исследует движение роли к определенной цели, ИГРА не имеет цели как таковой; в ней не предусмотрены ни прошлое, ни мотивация, ни задача. Однако в каждой игре есть свой набор правил (Антонен Арто, Ежи Гротовский, Анатолий Васильев).

  -«ИГРОКИ» присоединяются к мнению голландского ученого Йохана Хейзинге («Homo Ludens»), где игра лишена цели (если только это не игра-соревнование) и поэтому бесконечна. Правила игры допускают повторы и изменения. Игра основана на воображении и, погружая реальность в свое пространство, прокладывает путь к исследованию неизвестного. Говоря театральным языком, воссоздание реальности на сцене заменяется миром игры, имеющим свои собственные правила. Правила создают порядок в мире несовершенства. (Напоминаем, Игъра – ПОРЯДОК, УСТАНОВЛЕННЫЙ СВЕТОМ!). Притворяясь бесконечной (у каждой игры есть начало и конец, но количество повторений неисчислимо), игра дарит ощущение того, что на какое-то время внутри жестких структур игры и внутри ограниченного и организованного пространства фрагмент реальности (спонтанный, хаотический и бесконечный) упорядочивается и гармонизируется. В хаосе бесконечности игра позволяет постичь непостижимое, построив его модель, где игра есть добровольное поведение или занятие, сопровождаемые чувствами напряжения и радости, а также ощущением «инобытия» в сравнении с «обыденной жизнью».
  Игровой театр изучает текст, не пытаясь заранее назвать его поверхностный смысл. Актер не исполняет роль и не идентифицируется с персонажем, но исследует текст, пропуская его через различные эмоции, жанры, времена и пространства, так называемые «спонтанные предлагаемые обстоятельства». Это путешествие через время и историю культуры насыщает свободный от традиционных коннотаций и интерпретаций текст. Для актера в «игровом» театре текст является объектом, а не субъектом, и актер взаимодействует с текстом в большей степени, чем с ролью.
  -«ИГРОКИ», исходя из эстетики игрового реализма, в художественном оформлении спектаклей, вместо сценографии, создающей иллюзию реальности, — будут стараться использовать абстрактное, но стилистически и архитектурно точное пространство.

 

Эзотерическая позиция «ИГРОКОВ»:

  К.С. Станиславский, как верующий человек, мучительно искал нравственного и морального оправдания лицедейства. (Христианская церковь хоронила лицедеев за пределами кладбища, как убийц и самоубийц, а скоморохов на Руси просто уничтожила, как «класс»).
  «ИГРОКИ» обнаружили ответ в древней хронологии ведической Руси, где нашли упоминания об учебных заведениях под названием ЛИЦЕИ
  Лицей. Слово существует до сих пор. В прошлом означало овладение энергией «ЛИ» (информация - в книгах Владимира Шемшука) и установление контакта с каузальным двойником человека. В отличие от эфирного, астрального и ментального, каузальное тело формировать не надо, оно воплощается в физическое тело вместе с телом души и духа. В задачу лицея входило установление контакта физического сознания с сознанием своего каузального двойника. Достигалось это с помощью критериев прогресса, которые человек внедрял в свою жизнь, развивая, в первую очередь, образное мышление. (Прогресс (лат. progressus — движение вперёд, успех) — направление развития от низшего к высшему, от простого, фрагментарного восприятия мира – к образному, целостному; поступательное движение вперед, к лучшему.) От «ли» происходит слово «лицо», которое в русском языке кроме значения передней части головы, имеет второе значение – характера человека. Поэтому слово «лицедей» (артист) указывает нам, каким способом студенты лицеев соединяли свое сознание с сознанием своей прошлой жизни. Другими словами, актерское искусство у человечества родилось не для ублажения обывателей, а для овладения человеком навыками, опытом прошлых жизней, прошлых воплощений. Вот откуда у многих сильное устремление к актерству, лицедейству. (И вот откуда агрессия церкви, отрицающей «перевоплощения душ», - к лицедеям).
  -«ИГРОКИ» убеждены (проверили на себе!), что есть люди, умеющие наполнять каузальное тело большим количеством энергии и в нужный момент транслировать ее во внешний мир - этим качеством обладают хорошие актеры, музыканты и поэты. Работа над ролью есть не что иное, как создание каузальной сущности (образа), которая надевается на актера вместе с гримом (маска) и в течение спектакля транслируется в зал. Чем интенсивнее каузальный поток со сцены, тем интереснее смотреть представление и тем большее внимание (и, значит, каузальную энергию) оно притягивает из зала. Этот возвратный поток, во-первых, помогает актеру играть, а во-вторых, частично остается вместе с ним, давая каузальный потенциал для работы над следующим образом. Именно напряженное внимание зрителей по ходу представления необходимо для установления адекватного энергетического обмена зала с актерами. Аплодисменты, одобрительные свистки и крики "браво" - полностью разрушают медитацию, которая по идее должна завершать представление, превращая его в мистерию. Когда эта медитация ослабевает, зрители и занятые в представлении актеры должны бы молча поклониться друг другу, поблагодарив мысленно театральный эгрегор, и разойтись, давая впечатлениям постепенно улечься. 
  -«ИГРОКИ» считают, что обычай одобрительных хлопков и повторных вызовов понравившегося актера не только искусственно и грубо обрывает медитацию и травмирует театральный эгрегор, но и превращает актеров в подобие официантов, которым публика за хорошую работу дает от щедрот своих "на чай". «ИГРОКИ» постараются изменить эту антитеатральную традицию.

 

Этическая позиция «Игроков»:

  Для работы над сценическими образами требуются и силы, и энергия!
-«ИГРОКИ» на собственном опыте убедились, что простейший способ увеличить свою сенситивную (биологическую) энергию и силу – это соблюдать древние нравственные принципы, ведущие к раскрытию волшебных свойств организма, о которых поведали нам толтеки и древние волхвы. Неслучайно в ведической традиции всякая йога начиналась с нравственных и моральных правил.
  Нравственных правил всего пять. Они сохранились в древних ведических традициях и у североамериканских индейцев:
  ЧЕСТНОСТЬ. «Будь честен перед собой» Когда человек говорит, думает и делает одно и то же, все три вектора совпадают, и человек обретает магическую силу. Наблюдения показали, что в момент, когда человек чего-то недоговаривает или пытается обмануть, его аура (светимость вокруг головы) уменьшается. Уменьшение ауры означает понижение сенситивности (чувствительности) человека.
Человек, который обманывает, уменьшает свою ауру настолько, что ему хронически не везет в жизни. Потому что, когда человек думает одно, говорит другое, делает третье – все три вектора силы направлены в разные стороны, а суммарная результирующая сила, увы, близка к нулю (И.Крылов, басня «Лебедь, рак и щука»). Практика показывает, что связываться с такими людьми, значит обречь любое дело на провал. Тот, кто постоянно врёт, уменьшает свою ауру настолько, что постоянно страдает и заставляет страдать окружающих, и если он не меняется в этом, то неизбежно погибает, вначале, как личность, потом, как физическое существо.
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. «Достигай все цели через себя, и не пользуй для достижения других людей», «Не бери и не пользуйся чужими услугами» или «Утверждайся над собой, а не над другими» (т.е. ответственность за свои поступки и решения).
  СМЕЛОСТЬ. «Не бойся». Эмоция страха разрушает способности личности, прежде всего память и мышление.
СКРОМНОСТЬ, т. е. потеря важности. Это событие сопровождается раскрытием сенсорных способностей, поскольку информационный шум от рефлексивных установок своей важности исчезает, и человек начинает воспринимать то, что раньше для него было за порогом слышимости. «Познай самого себя» - надпись на Дельфийском храме, поразившая в свое время Сократа, означает то же, что полюби себя – никогда не сможет осуществиться, если не будет потеряна собственная важность. Человек утратил способность к телепатии после того, как потерял способность слышать других. И если он не слышит даже тогда, когда ему говорят, то как он может слышать тонкие биотоки в своем организме.
  БЕЗУПРЕЧНОСТЬ. Безупречное поведение упреждает все негативные эмоции по отношению к вам, что создает возможность беспрепятственной эволюции. Это правило формирует в человеке отношение к природе.
Все эти правила позволяют человеку обрести свойства волшебника.
Но, чтобы соблюсти эти правила, необходимо заключить с собой ЧЕТЫРЕ ВНУТРЕНИХ СОГЛАШЕНИЯ:
                      Ваше слово должно быть безупречным
  Высказывайтесь прямо и честно. Говорите только то, что действительно подразумеваете. Избегайте говорить то, что может быть использовано против вас, или сплетничать о других. Применяйте силу слова для достижения истины и любви. 
                     Ничего не принимайте на свой счет
Чужие дела вас не касаются. Все, что люди говорят или делают, - это проекция их собственной реальности, их личного сна. Если вы выработаете в себе иммунитет к чужим взглядам и действиям, то избежите бесполезных страданий.
                    Не делайте предположений
Найдите в себе мужество в случае непонимания задавать нужные вам вопросы и выражать то, что вы действительно хотите выразить. В общении с другими добивайтесь максимальной ясности, чтобы избежать недоразумений, не расстраиваться и не страдать. Уже одно только это соглашение может полностью изменить вашу жизнь.
                   Старайтесь все делать наилучшим образом
Ваши возможности не всегда одинаковы: одно дело, когда вы здоровы, а другое - когда больны или расстроены. При любых обстоятельствах просто прилагайте максимум усилий, и у вас не будет упреков совести, укоров в свой адрес и сожалений.


P.S.
Театр, лишенный высоких принципов гуманизма, - для «ИГРОКОВ» не театр. Мы не хотим ему служить, не верим, что он нужен людям, не верим, что у него есть какие-нибудь перспективы.

 

Враги нового в театральном искусстве – архаика в актерском исполнении и псевдоноваторство в режиссуре. Мы много еще не знаем, но хотим знать. Многого еще не умеем, но хотим научиться.

 

В нашей студии считается постыдным играть то, что написано. Лучше играть то, что придумано на базе написанного, а чтобы это осуществить, нужно интересно придумать.

Іn theatrum Veritas! (Истина в театре!)

Яндекс.Метрика